В связи с планируемым расширением границ Национального парка "Сайлюгемский" высказывается ряд мнений, выдаваемых за неоспоримые факты. Люди, слабо владеющие информацией о реальном положении дел,  принимают искаженную картину дня за правду, попадая в полное заблуждение. Обман населения о грядущих якобы негативных последствиях – спланированная акция, которой движет банальный корыстный интерес, прикрываемый громкими лозунгами.

Национальный парк "Сайлюгемский" – федеральное государственное бюджетное учреждение, действующее в рамках российского законодательства. Как и все национальные парки страны, оно призвано беречь и охранять природное многообразие. Однако при этом нацпарки имеют принципиальное отличие – в них не действуют ограничения для традиционной деятельности, проще говоря: никто никого не выгоняет с территории и делать этого впредь не намерен. Более того, в Сайлюгемском парке расположено несколько животноводческих стоянок, которыми хозяева без препятствий пользуются по сегодняшний день.

Реалии Республики Алтай таковы, что туристический поток в регион стремительно растет, создавая дефицит мест размещения в популярных Майминском и Чемальском районах. При этом ни для кого не секрет, что любители активного отдыха стремятся в горы, и все больший интерес у отдыхающих вызывает Кош-Агачский район с его неповторимыми небесными просторами и горными пейзажами. Развитие туристической отрасли обозначается руководством страны как одно из приоритетных, в Горном Алтае данная сфера выбрана локомотивом экономики. В этом свете действия Министерства природных ресурсов Российской Федерации и Правительства Республики Алтай по укреплению федеральной ООПТ (особо охраняемой природной территории) логичны и прозрачны.

Количество желающих посетить уникальные безлюдные территории Алтая со временем будет только расти. В этом нет ничего сверхъестественного, так живут многие государства, обеспечивая социальную сферу за счет туризма. Самое важное – правильно организовать и создать условия для щадящего, контролируемого, иначе говоря, экологического туризма. Но, к сожалению, у туриста, запланировавшего отдых в Кош-Агачском районе, выбор сегодня небольшой. Представителей туриндустрии по пальцам можно пересчитать. С этой позиции Сайлюгемский парк способен внести значительный вклад в развитие территории.

Нацпарк, как и большинство российских ООПТ, пока не располагает достаточной инфраструктурой для посещения и пребывания на охраняемых территориях. Однако работа в этом ключе начата. Оборудуются туристические стоянки, в соответствии с международными стандартами обустраиваются конно-пешие тропы, проектируются музеи и выставочные центры. Персонал и безработные местные жители обучаются азам сельского туризма, мастерству гидов-проводников. Созданы информационные центры для регулирования потока туристов в наиболее безопасных для природы направлениях.

В ситуации жесткого бюджетирования инициатива по решению такой ресурсоемкой задачи должна восприниматься максимально адекватно. Разве плохо, если каждый посетитель национального парка «Сайлюгемский», приехавший понаблюдать за животными в дикой природе, пополнит семейные бюджеты сельчан за сопровождение в фототуре или продажу сувениров, изделий народного промысла или собственной сельхозпродукции?

За примерами ходить далеко не надо. Возьмем Усть-Коксинский район республики. Муниципальное образование динамично развивается, во многом благодаря привлечению туристов. Только на аренде одного коня отдыхающими семья способна заработать от 1,5 до 2 тысяч рублей в день. Подсчитать доход за сезон не так сложно. Нужно просто создать условия для людей. В Кош-Агачском районе есть что показать, есть великолепные маршруты, просто этим по-хорошему не занимаются.

Развитие туризма на особо охраняемых территориях – давно существующая мировая практика. Природные явления открыты посетителям для наблюдения в образовательных и эстетических целях. Для этого прокладываются маршруты по самым живописным местам, предусматриваются специальные зоны отдыха и туристические стоянки. Это приносит прибыль, которая идет на уборку и охрану территории. Использование охраняемых законодательством нацпарков в личных целях исключено, это не частное предприятие, а федеральная структура, управляемая Минприроды России.

В российской действительности интересен опыт одного из ведущих отечественных национальных парков – Кенозерского. В структуру этой ООПТ входят целые деревни, в каждой развивается сельский туризм. На развитие парка выделяются весьма солидные федеральные средства. Только на реконструкцию старинного храма было направлено порядка 20 миллионов рублей. Но рассчитывать на инвестиции из центра можно, когда лишь что-то делаешь, а не противостоишь каждому начинанию.

В повседневной суете, живя одним днем, мы зачастую упускаем из виду будущее наших детей. А ведь новое поколение уже сейчас можно научить активно использовать природные ресурсы, обеспечивая себя, и при этом не нанося ущерб родной природе. Сайлюгемский парк вовлекает ребят в работу школьных лесничеств, проводит фестивали снежного барса, всевозможные экспедиции и акции, воспитывая бережное отношение к природе. С печалью отмечая потребительское отношение человека к естественным благам, общество не придает должного внимания экологическому образованию детей – тех, для кого все мы, по большому счету, реализуем какие-то проекты и инициативы.

Что мы оставим для них? Вот какой вопрос должен стоять на повестке дня. И только от воли местных жителей зависит, каким будет это будущее. Сегодня территория Кош-Агачского района документально ни за кем не закреплена, здесь нет официального ни охотхозяйственного, ни сельскохозяйственного пользователя. В земельных вопросах вода настолько мутная, что стало обычным делом под видом заботы о родном крае и коренном населении использовать ресурсы района в узких меркантильных целях. Чиновничье попустительство, отсутствие реального хозяина привело к росту браконьерских охот, в том числе на краснокнижных животных. Местным жителям прекрасно известны и эти факты, и то, что в кругах муниципальной власти отдельных поселений Кош-Агачского района вопиющие случаи благополучно покрываются.

Штат национального парка не в силах охранять весь район, но достоверно известно, что даже по вскрытым эпизодам незаконной охоты по сей день не приняты соответствующие меры. У любого возникает вопрос: кому же это выгодно? Не тем ли, кто сопротивляется процессу формирования федеральной ООПТ?

Население района с территориальными нововведениями получает уверенность в сохранности более тысячи архаров, обитающих в округе. Их численность была установлена во время недавнего учета животных. Чтобы популяция росла, архаров необходимо охранять. Традиционные пастбища людей при них же и остаются, ученые при подготовке эколого-экономического обоснования, которое, кстати говоря, еще на стадии проработки, исключили данные площади из будущих границ парка. Туристическое направление, которое намерен развивать парк в дальнейшем, принесет доход в бюджет района и каждой семьи, которая примет участие в этой работе.  

Кому же все-таки удобнее, чтобы кош-агачские земли оставались ничьей территорией? Чего лишается при расширении границ Сайлюгемского парка группа лиц, всеми силами проводящая дезинформирование своих же земляков? Пусть каждый задумается и ответит на эти вопросы самостоятельно, без подсказок, растиражированных по очередному, проплаченному мелкими чиновниками заказу. Давайте оперировать фактами и здравым смыслом. Только воля местных жителей способна изменить жизнь в лучшую сторону, только с помощью населения Национальный парк "Сайлюгемский" сможет воплотить в действительность лучшие свои проекты. Конечно, в одночасье всего не создать, но сообща реально добиться многого.